«Моя довузовская подготовка — сегодняшние 100 гривен»

Валерий Юрьевич, где Вы родились, как прошло Ваше детство?

Я родился в Черкасской области, село Вороное. С первого класса я был абсолютно самостоятельным ребенком. Родители — учителя школы, которая находилась в соседнем селе. Уезжали в 6 утра, приезжали в 6 вечера. С шестилетнего возраста вопросы моего быта и обучения в отсутствие родителей были сугубо в моей зоне ответственности.

Как Вы, простой мальчишка из провинции, смогли попасть в один из лучших ВУЗов Одессы?

В 11 классе начал готовиться к поступлению. Уже знал, что это будет медицина. Понимал, что я не обладаю многими факторами для безболезненного поступления. Поэтому взялся за науку с особым рвением. Последний год я засыпал в книге и просыпался в книге. Никаких репетиторов не было. Жили мы скромно. У меня было два занятия с учителем по биологии за сумасшедшие деньги — 5 долларов за урок. Таким образом, на всю довузовскую подготовку пошел бюджет, который сегодня равняется 100 грн.

Потом поехал в Одессу поступать. Мы долго сомневались — Одесса или Киев. В итоге выбрали по принципу «куда поедет первый автобус». Он шел в Одессу, я стал счастливым студентом Одесского национального медицинского университета.

Как выбрали специальность в институте?

Это было первое впечатление на практике. На первом курсе я не поехал весело убирать поля, а отправился на практику в больницу. Так вот, в операционной было интереснее не то, что происходит во время операции, а то, как к ней готовят пациента. Анестезиологическое сопровождение. Я увлекся этим вопросом и сейчас могу смело сказать, что именно здесь добился успехов.

Что больше всего нравится в профессии, и почему Вы выбрали работу в частной клинике?

Если бы наш разговор состоялся в начале интернатуры, то я бы сказал, что это эмоции, спасение жизни. Сейчас же я больше всего ценю обеспеченность рабочего процесса всем необходимым. Современная наука позволяет спасать жизнь в ситуациях, которые еще 10 лет назад были бы расценены как безнадежные. Правда, для этого необходимо соответствующее оборудование, медикаменты. Ничто так не демотивирует врача, проигравшего поединок со смертью, как знание того, что в других условиях он смог бы спасти жизнь. Именно поэтому я в частной медицине с 1997 года. И несмотря на то, что украинская анестезиология на десять лет отстала от мировой, я с уверенностью могу сказать, что в INTO-SANA этот разрыв намного меньше. Мы единственная клиника на Юге Украины, которая применяет ряд эффективных технологий: проводникомую анестезию, неинвазивную вентиляцию легких. Я ни разу не оказывался в ситуации, когда знал, как помочь пациенту, но не мог этого сделать.

Что в работе заведующего отделением АИТ является для Вас самым важным?

Вся работа в отделении направлена на то, чтобы обеспечить одинаково высокий уровень медицинского персонала. Каждый врач может выставить адекватный режим искусственной вентиляции легких, ассистировать хирургам в операции любой сложности. Наши медсестры по уровню подготовки и опыту наблюдения за тяжелыми больными превосходят некоторых врачей в других больницах. Они четко фиксируют тенденцию состояния больного и осуществляют точные действия. Они не упустят ситуации мнимого благополучия, вовремя привлекут врача-ординатора. Наши сестрички — это наши глаза и руки. Не так давно был случай, когда очень тяжелого больного, у которого были 4 клинические смерти за ночь (!), пятый раз из состояния смерти вывели медсестры. Была ургентная ситуация, врачи принимали сразу нескольких пострадавших в тяжелом ДТП.

Что Вы мечтаете совершить в самом ближайшем будущем в профессии?

Открыть учебный центр на базе нашего отделения. Чтобы мы могли учить новейшим технологиям не только наших, интосановских врачей, но и коллег из других больниц. Мы ежегодно получаем высокую оценку своей деятельности на профессиональных мероприятиях, ездим читать лекции по анестезиологии и неинвазивной вентиляции легких по стране. Мы всегда разбираем сложные, показательные случаи, используя богатый опыт и яркий иллюстративный материал. Нам есть чем поделиться с коллегами, продемонстрировать современные возможности в учебной ситуации. Ведь потом в реальности это поможет спасти кому-то жизнь.

Расскажите о своей семье.

С женой познакомился, когда мы оба еще были студентами. Первое января, мы оказались на одной остановке транспорта, каждый возвращается со своей новогодней вечеринки. Разговорились и… прошло 20 лет, у нас двое детей. Но я влюблен в нее, как первого января нашего первого года. Она удивительный человек. Моя поддержка во всем. Даже в посещении Европейского конгресса анестезиологов, хотя по образованию — лингвист. Я мечтаю о том, чтобы мои сыновья встретили на своем пути такую женщину, которая будет для них собственной Вселенной в доме.

А свой дом мы сейчас строим. И вопросами строительных работ, контроля над графиками и качеством также занимается моя жена. Потому что из операционной руководить стройкой сложно. И не интересно (смеется Валерий Юрьевич).

А чем занимаетесь в свободное время?

Сначала я занимаюсь поиском самогО свободного времени. Когда я такое обнаруживаю, я стремлюсь выспаться. Это — прежде всего. Потом отдохнувший организм начинает напоминать, что не плохо бы получить здоровую физическую нагрузку. Именно в такие моменты я делаю зарядку, выезжаю с детьми на велосипедах. Необходимо следить за поддержанием физической формы, ведь у меня двое сыновей. Они должны брать пример с отца, а не из телепроектов. Раньше я много занимался спортом: футбол, баскетбол, борьба. Спорт развивает тело и правильный характер.

Отпуск для нас с женой это Евроанестезия. Надо вам сказать, что мне очень повезло — конгресс проходит каждый год в новом городе. Таким образом, круг моих профессиональных интересов и развития позволяет мне не только услышать доклады коллег, но и увидеть разные страны и города. В прошлом году мы были в Барселоне. Понравилось.

Какие дети у Валерия Артеменко?

Обычные мальчишки. Похожи на своего отца. Без проблем, присущих взрослости и со всеми прелестями, свойственными детству. Но от меня маленького отличаются тем, что почему-то плохо учатся. Может, мы где-то допускаем излишнюю мягкость, или школы стали сейчас другими. Сложно сказать. Но моего рвения к знаниям точно нет.

Я скучаю за общением с детьми, ощущаю реальный дефицит. И по тому, как они ждут меня с работы, я понимаю, что им меня тоже мало. Есть некоторое чувство вины перед домашними, но что сделаешь — я каждый день борюсь за жизни таких же точно деток и их родителей. Но им этого пока, конечно, не понять.

Детей стараемся обеспечить всем необходимым для успешного взросления. У нас не было таких возможностей. Но это палка о двух концах — переживаешь за их правильный выбор.

Валерий Юрьевич, Ваше правило по жизни?

Даже в самых критических ситуациях можно и нужно найти время для принятия взвешенного решения. Но для этого нужно постоянно повышать свой уровень — профессиональный, личностный.