Интервью: Губергриц Наталия Борисовна

Губергриц Наталия Борисовна – ведущий гастроэнтеролог Into-Sana. Наталия Борисовна является экспертом международного уровня по самым сложным вопросам гастроэнтерологии – заболеваниям поджелудочной железы и печени. Она – президент Украинского Клуба панкреатологов, член Совета Международной Ассоциации панкреатологов, многократный лауреат премий Международной Ассоциации панкреатологов и Европейского Клуба панкреатологов, избранный президент Европейского Клуба панкреатологов, автор около 2000 печатных работ, в т.ч. Более 20 монографий и учебных пособий, 45 изобретений. Доктор медицинских наук, профессор, врач высшей категории. Входит в перечень 50 лучших врачей Украины по версии журнала «Фокус».

Но сегодня в нашем интервью мы не будем говорить о врачебной практике, о которой сказано и написано очень много. Мы постарались затронуть отвлеченные от медицины темы, остающиеся обычно за рамками общения «доктор-пациент», задав Наталье Борисовне несколько простых, иногда наивных, но, на самом деле, очень важных вопросов.

Какое событие в Вашей жизни самое яркое?

Самое яркое событие – рождение дочери. Хотя после этого у меня было много значительных событий, связанных с профессиональными и научными достижениями, но главное моё произведение – это дочь. Само рождение проходило в довольной сложной атмосфере (проблемы с её и моим здоровьем), но в итоге всё это позади, я счастливая мама.

Если бы не стали врачом, то каким был бы Ваш выбор?

Я не могла бы не стать врачом. С самого рождения меня окружала моя семья, где абсолютно все – врачи. Я – шестое поколение врачебной династии. Никто не принуждал меня поступать в медицинский институт. Это было совершенно естественно, и никакой альтернативы не могло быть. Вся моя жизнь проходила в атмосфере классического врачевания, рассказов о предыдущих поколениях врачей, об их характерах, увлечениях, принципах. Другого пути для меня просто не существует.

Какую книгу сейчас читаете?

Только что закончила читать роман Пьера Леметра «До свидания там, наверху!». Действие происходит во время и после первой мировой войны. Я вообще не люблю книг о военных действиях, но в этом романе всё очень органично – истоки искалеченных судеб именно в этой войне. Затем очень сложные жизненные ситуации героев. Есть и детективная линия, и любовь. Великолепный роман! Не случайно автор получил за него гонкуровскую премию. Но главное – я немного приблизилась к пониманию, что такое война не только в смысле её прямого влияния на жизнь и здоровье людей, но и на всю последующую судьбу, психику, отношение к жизни. Написано прекрасно. Наверное, я в таком восторге от книги ещё и потому, что война сейчас и меня, мою семью очень больно «бьёт», вырвала из привычной среды, оторвала от многого, к чему я стремилась и чего успела достичь.

Что в жизни далось труднее всего?

Труднее всего в жизни далось «не уронить» свою фамилию, доказать, что я её достойна, быть хотя бы отчасти достойной своих знаменитых предков. В детстве и юности меня всегда воспринимали только как внучку моего деда – известного профессора-терапевта. Когда его не стало, а я продолжала публиковать статьи, появились монографии, некоторые даже думали, что дед приготовил для меня заранее эти работы, а я только постепенно по мере необходимости вынимаю их из стола и посылаю в редакции. Но время шло, а количество публикаций не иссякало. Затем была защищена докторская диссертация, затем последовали успехи на европейском уровне. Стало очевидно, что это моя работа. Вряд ли сейчас кому-то может прийти в голову, что дед мог приготовить для меня монографии и статьи на 30 лет вперёд. Доказать, что я чего-то стою как учёный и врач вне зависимости от своей фамилии – вот это было самым трудным.

Какой Ваш способ борьбы со стрессом, плохим настроением?

Лучший способ борьбы со стрессом – это работа. По крайней мере, для меня. Я сейчас много работаю над диссертациями, статьями. Это мне немного помогает. Когда в Донецке начали развиваться известные события, ко мне стали обращаться пациенты со стрессовым панкреатитом. Раньше я о нём только читала и сомневалась, существует ли такой панкреатит в принципе. Встречалась, конечно, с больными со стрессовыми язвами, но с панкреатитом – нет. В общем, я написала статью о стрессовом панкреатите.

Ваше отношение к высоким технологиям?

Я прекрасно отношусь к высоким технологиям, особенно в медицине. Они изменили нашу жизнь, вывели её на совершенно другой уровень. Но в медицине, на мой взгляд, слишком много придаётся значения результатам дополнительных исследований. А ведь исследования выполняют и оценивают люди.. Именно врач должен оценить все результаты и вывести из них наиболее вероятную диагностическую гипотезу, на основании которой назначить лечение. Считаю, что переоценка роли дополнительных методов – одна из главных причин диагностических и лечебных ошибок. Но я ни в коем случае не призываю игнорировать современные возможности в медицине. Просто я призываю ставить их ниже роли врача и трезво оценивать результаты.

Ваше любимое блюдо?

У меня нет одного конкретного любимого блюда, но очень люблю грузинскую кухню. И не потому, что блюда острые. Как раз считаю, что это заблуждение – далеко не всегда они острые. Но главное, что они вкусные, наполнены неведомыми для меня оттенками, травами, приправами. Разнообразие необыкновенное. Мне кажется, что в Грузии развит культ еды в хорошем смысле этого слова. Научиться этому невозможно. В настоящем грузинском ресторане должен быть весь персонал из Грузии, тогда это будет действительно вкусно.

Какую страну считаете идеальной для проживания?

Я очень много ездила по свету. Была в различных странах Европы, Азии, Африки, Америки. Пожалуй, самой комфортной страной мне представляется Япония. Там совершенно особый мир, несколько обособленный от всего остального. В Японии своя жизненная философия, особая культура, питание, традиции, высочайшие технологии. Конечно, всё это очень отличается от привычной для меня жизни. Не знаю, смогла бы я там жить, но хотела бы.

Почему Into-Sana?

Я только начинаю работать в Into-Sana. Захотела работать в этой клинике потому, что она современная, хорошо оснащена. Я всю жизнь работала в государственных учебных и медицинских учреждениях. Много усилий уходило на решение того, как бы сделать то или иное исследование, что назначить подешевле и доступнее для больного. Хочется сейчас заняться просто медициной – назначать то, что нужно для выздоровления пациента.

Ваш секрет воспитания успешных детей?

Не знаю, можно ли считать мою дочь абсолютно успешной. Но знаю, как смог сделать меня успешной в профессии мой дед. Он просто никогда за меня ничего не делал. Он иногда контролировал результаты проделанной работы, мог после её окончания что-то объяснить, посоветовать. Но саму работу я делала только сама. Например, когда я писала кандидатскую диссертацию, у меня был грудной ребёнок. Писать получалось только по ночам, и то урывками. Дед меня очень любил, жалел, но даже в этой ситуации не написал за меня ни одной строчки. Когда я просила помочь, ответ был один: «А что ты будешь делать без меня?». Тогда мне это казалось жестоким, а теперь я бесконечно благодарна деду. Понимаю, что это для него было очень нелегко. К сожалению, с моей дочерью мне далеко не всегда получается действовать так твёрдо.

Что считаете своим самым большим достижением?

Моё самое большое профессиональное достижение – избрание президентом Европейского Клуба панкреатологов на 2016 год. Я и сейчас считаю, что это грандиозно – быть избранной возглавить крупную европейскую медицинскую ассоциацию. Главное, что это достигнуто честно – только трудом, а не интригами, деньгами и т.д. Но и тут вмешалась война: европейский конгресс панкреатологов в Киеве, который я должна была возглавить в 2016 году, отодвинут на 2019-2020 годы. А если ситуация в Украине не стабилизируется, то Украина и я вместе с ней потеряем право проведения этого конгресса.

Что вызывает у Вас восхищение?

В людях вызывает восхищение профессионализм, особенно в медицинской среде. Вообще профессионализм – обязательное качество в медицине и не только. А у врача он ещё должен сочетаться с сопереживанием, причём искренним, а иногда со способностью пожертвовать личным временем и силами. Восхищение и благодарность вызывает благородство души, преданность профессии, честность, ответственность.

Чувство восхищения у меня может вызвать произведение искусства, особенно живопись, скульптура, архитектура. Мне это прививали с детства. Дед учил понимать искусство, проникать в него глубже, чем просто созерцание. В какой-то мере ему это удалось.

Что в Вашем понимании патриотизм?

Патриотизм для меня сейчас очень сложное понятие. Раньше мне казалось, что я его понимаю. Но теперь не уверена. Патриотизм – это и сохранение прекрасной и родной для меня Украины, но также и понимание ситуации в Донецке. Там остались мои ученики, моя кафедра. Им очень тяжело, но выехать по ряду причин они не могут. С одной стороны, я патриот Донецка, но можно ли меня так назвать, если я уехала оттуда? Но ведь помочь ничем не могу, а подвергать физической опасности свою семью не имею права. С другой стороны, руководство Украины тоже как-то изменило страну и часто действует не так, как мне кажется, было бы логично для блага людей. Но всё равно Украина прекрасна, и я ее люблю.

Расскажите о домашних питомцах

У меня с детства в разное время были и кошки, и собаки, и рыбки, и птички. Больше всех люблю и вспоминаю чёрного терьера Каму. С ней было много забот, ведь служебная собака нуждается в длительных прогулках, а длинношерстная собака приносит и дополнительную необходимость уборки, специальных занятий с ней и т.д. А сколько мороки было, когда Кама родила 12 (!) Щенков… Но это был настоящий преданный друг. Я даже считаю, что её интеллект был на уровне человека: она всё понимала, иногда просто телепатически – без слов. Была ситуация, когда она меня по-настоящему спасла от хулиганов. Она просто бросилась на них, когда они попытались меня физически обидеть. Конечно, Кама сознавала опасность для себя, и она действительно получила тяжёлую травму. Но это её не остановило. Вот это преданность! Очень скучаю по ней (Кама умерла много лет назад, когда я ещё училась в институте). С тех пор не завожу домашних питомцев – не хочу снова переживать тяжёлые минуты. Ведь жизнь собак и кошек намного короче жизни человека.

Что для Вас означает Одесса?

Одесса – шикарный город. Именно это слово ей подходит. В ней сосредоточены история, литература, искусство, легенды, неповторимый шарм, многонациональность, море, доброжелательные коллеги. Именно поэтому я поехала из Донецка в Одессу. Одесса – попытка вернуть радость жизни и себе, и моей семье. Одесса – это эмоциональность. В этом городе близкая мне ментальность, люди «на моей волне». В Одессе, как мне кажется, я смогу найти свою «нишу» – тут есть место для развития гастроэнтерологии. Но всё равно душой я в Донецке и мечтаю о Донецке.

Что можете делать изо дня в день, и это Вам не надоест?

Мне никогда не надоест медицина и врачевание в истинном классическом смысле. Никогда не надоест путешествовать, посещать музеи, особенно связанные с изобразительным искусством. Никогда не надоест читать и художественную, и профессиональную литературу. Никогда не надоест читать лекции с моими презентациями, хотя не все их одобряют (но в них я как врач и человек). Никогда не надоест заниматься со студентами-кружковцами. Это те ребята, которым интересна и нужна медицина, а не та масса современных студентов, которые, не имея мотивации к учёбе, занимаются по принуждению.

Вспомните нелепую, смешную ситуацию из жизни

Я очень часто погружена в работу до такой степени, что могу совершить что-то нелепое, задумавшись о рабочих вопросах. Например, недавно я работала у компьютера над статьёй. Муж принёс мне две тарелки – с котлетами и со сладкими пирожками, две баночки – с горчицей и джемом. В итоге получилось всё наоборот: я съела котлеты с джемом, а пирожки с горчицей. Совершенно ничего не заметила, и только муж, который подошёл забрать посуду, всё обнаружил и долго смеялся. На самом деле это абсолютно в моём духе.

Что для Вас счастье?

В настоящее время мне трудно сказать, что такое счастье. К сожалению, те моменты, которые я считала счастливыми, остались позади и не кажутся такими яркими и прекрасными. Сейчас всё затмила война, разлука с Донецком, кафедрой, домом, друзьями. Все прошлые события выглядят не такими значительными.

Какой возраст считаете самым счастливым в Вашей жизни?

Самый счастливый возраст – это период учёбы в институте и начала работы (приблизительно период 18 - 45 лет). Это было время самых амбициозных устремлений, которые совпадали с интеллектуальными и физическими возможностями. Конечно, и затем было интересно работать, много ездить на конгрессы. Но это уже происходит на фоне физической усталости в той или иной степени. Всё равно много работаю и много езжу, значит «ещё есть порох в пороховницах»!

Что такое любовь?

Любовь – это единение двух людей, растворение их друг в друге, безоговорочное и абсолютно добровольное подчинение своих интересов друг другу до такой степени, что эти интересы становятся едиными. Передо мной пример моих дедушки и бабушки. Они были более 50 лет вместе. При этом были во многом противоположностями. Наверное, потому они дополняли друг друга и составляли действительно единое целое. И жили интересами друг друга. Бабушка тоже была профессором-терапевтом. Она фактически всю свою жизнь подарила деду и всегда делала всё для его блага. Многие считают и теперь, что бабушка была лучшим, чем дедушка врачом, а он был блестящим учёным и педагогом. Но бабушка сознательно всегда была в тени дедушки, хотя, я уверена, она могла бы блистать не меньше его. Они даже физически не могли существовать друг без друга. Бабушка смогла прожить без деда только 3 месяца.